Современные представления об аудиовизуальной диагностике при полиграфном обследовании

 

Т. Р. Морозова

психолог, старший научный сотрудник,

кандидат психологических наук

г. Киев

 

Анализ доступных источников позволяет сделать вывод о том, что исследования проблемы аудиовизуальной диагностики неискренности в целом являются продолжением традиций, наиболее полно отображенных в известной монографии П. Экмана. Однако при ссылке на труд П. Экмана часто игнорируется его общий вывод о том, что далеко не каждый неискренний человек будет ощущать во время обмана какие-то чувства, впрочем, как и правдивый не всегда будет эмоционально возбужденным из-за незаслуженного обвинения. По данным некоторых авторов, эффективность распознавания неправдивых сообщений за поведенческими параметрами партнера по общению, вообще признается как достаточно низкая и составляет лишь около 54% (Bella M., DePaulo, 1996).

В своей монографии тот же П. Экман указывал, что верификатор может оценивать эмоции человека только на основе знания личности самого подозреваемого, его эмоциональных характеристик для того, чтобы не считать признаками обмана проявления его истинных эмоций. Верификатор должен ясно отдавать себе отчет в возможности собственного предвзятого отношения к подозреваемому и не забывать о возможности того, что эмоция является не признаком обмана, а лишь реакцией на подозрение в нем (Экман П., 2000).

По мнению одних специалистов, методику аудиовизуальной диагностики неискренности целесообразно использовать во время предтестовой беседы, путем анализа видеозаписи обследования (Степанов А. А., 2000). Предназначение аудиовизуальной диагностики в рамках полиграфного обследования они в основном видят в возможности получения дополнительной информации о психических состояниях обследуемого, которые он переживает при предоставлении неправдивой информации, а также о том, какими изменениями в поведении и вещании эти состояния сопровождаются. К преимуществам такого подхода можно отнести профессиональность в реализации методики аудиовизуальной диагностики, создания, на основании анализа поведенческих паттернов обследуемого, необходимой почвы для последующей работы с ним. К недостаткам подхода, особенно из расчета загруженности специалиста-полиграфолога, относится необходимость значительных часовых затрат не только на изучение видеозаписи обследования, но и на организацию подготовки к полиграфной проверке.

Другие специалисты считают, что при тестировании, наблюдая за обследуемым, специалист-полиграфолог должен, в первую очередь, фиксировать те движения, которые могут внести серьезные изменения в характер кривых, которые регистрируются, и тем самым вызывать так называемый «артефакт». При этом они отмечают, что при осуществлении аудиовизуальной диагностики полиграфологам следует анализировать лишь те информативные признаки, которые не нуждаются в непрерывном, тщательном наблюдении, так как на полноценную процедуру у специалиста-полиграфолога нет времени (Варламов В. А. и др., 2003).

Противоположное мнение относительно значения аудиовизуальной диагностики в процедуре полиграфного обследования выражают специалисты, которые указывают, что в процессе опроса с использованием полиграфа используют дистанционные методы оценки правдивости информации, которая сообщается обследуемым. Базируются эти методики преимущественно на интерпретации невербального поведения и используются в качестве дополнительного канала определения неискренности обследуемого. Данные исследователи считают, что при условиях учета ситуации, в которой человек сообщает информацию, и его отношения к этой ситуации, на основе диагностически значимых вербальных характеристик можно с достаточно высокой точностью определить достоверность этой информации (Жбанкова О. В., Герасимова Т. В., 2006). При этом остается непонятным, каким образом сторонникам такого подхода удается установить, как обследуемый в действительности относится к ситуации, в которой вынужден предоставлять информацию специалисту-полиграфологу. Непонятно также, каким образом выделяются диагностически значимые вербальные и невербальные проявления неискренности у конкретного обследуемого, как осуществляется необходимое предыдущее изучение свойственных ему сугубо индивидуальных, личностных поведенческих реакций .

Подытоживая вышеизложенное, хочется обратить внимание на то, что игнорирование основных принципов методики осуществления аудиовизуальной диагностики неискренности может привести не только к снижению ее информативности, но и к получению неверных результатов (Аликина Н. В., Ковалева З. С., 1999; Носенко Е. Л., Егорова С. Н., 1996; Носенко Е. Л., Нестеренко М. В., 2000). Не хотелось также, чтобы увлеченность безаппаратной методикой выявления неискренности среди полиграфологов достигла того уровня, что приходилось бы советовать некоторым «специалистам» просто не забывать заглядывать в графики.

В целом, сужение применения аудиовизуальной диагностики к выявлению маркеров неискренности, обедняет возможности методики, особенно для специалистов-полиграфологов, которым доступная объективная, аппаратная методика установления истины. Более результативным для полиграфологов было бы рассмотрение аудиовизуальной диагностики как методики, предназначенной для определения стабильных черт личности, особенностей психических процессов и текущего психического состояния, путем зрительного и слухового наблюдения за объектом заинтересованности (Морозов А. М., 2007). Именно разработка специального алгоритма аудиовизуальной диагностики у незнакомого человека его стойких психических свойств, текущего психического состояния и на основании этого прогнозирование его реакций в разных условиях превратит аудиовизуальную диагностику в эффективный практический инструмент для специалистов-полиграфологов. Указанный алгоритм аудиовизуальной диагностики личности должен обязательно предусматривать анализ физических кондиций, внешнего вида человека (совокупности анатомических, функциональных и социальных признаков, доступных конкретному чувственному отображению), выявления стигматизаций характера, наличия эпилептоидного или шизоидного радикалов, признаков психического инфантилизма, пограничных психических расстройств, психического неблагополучия, установление уровня энергетического потенциала головного мозга, волевых качеств, устойчивости к стрессу, маркеров низкого интеллектуального развития человека, признаков психического истощения и т. д.

Таким образом, анализ роли и места аудиовизуальной диагностики в процедуре полиграфного обследования позволяет сделать следующие выводы:

1. В ходе изучения специальной литературы установлено, что большинство исследователей, которые занимались проблемой аудиовизуальной диагностики неискренности, экспериментально установили отсутствие типичного поведения для людей, предоставляющих неправдивую информацию.

2. В стандартных условиях проведения полиграфного обследования результаты аудиовизуальной диагностики не могут расцениваться как дополнительный, равнозначный канал регистрации неискренности из-за высокой степени риска субъективизма исследователя, отсутствие необходимой информации о личности обследуемого, свойственных ему типичных реакций в стрессогенных ситуациях.

3. Перспективным для оптимизации полиграфного обследования представляется развитие аудиовизуальной диагностики как методики, предназначенной для определения стабильных черт личности, особенностей психических процессов и текущего психического состояния, обследуемого.