Методические аспекты производства судебной

психофизиологической экспертизы с применением полиграфа

 

Я. В. Комиссарова

доцент кафедры криминалистики

Московской государственной юридической академии,

кандидат юридических наук

 

Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа как вид судебной психофизиологической экспертизы (далее – СПФЭ) – процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области полиграфологии, поставленным уполномоченным на то участником судопроизводства в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, путем проверки информации, сообщаемой обследуемым лицом.

В компетенцию эксперта-полиграфолога входит решение следующих экспертных задач:

Вынесение суждения о степени информированности обследуемого лица о событии (его деталях), послужившем поводом для проведения психофизиологического исследования.

Вынесение суждения об обстоятельствах получения обследуемым лицом информации о событии (его деталях), послужившем поводом для проведения психофизиологического исследования.

Экспертные задачи могут быть определены в форме вопросов: Выявляются ли в ходе психофизиологического исследования с использованием полиграфа реакции, свидетельствующие о том, что гражданин(ка) – Ф.И.О. – располагает информацией о деталях случившегося? Вследствие отражения каких обстоятельств могла быть получена обследуемым лицом эта информация? Могла ли она быть получена в момент события?

В широком смысле объектом экспертного исследования являются физиологические проявления протекания психических процессов, связанные с восприятием, закреплением, сохранением и последующим воспроизведением человеком информации о каком-либо событии. Объектами исследования в каждом конкретном случае становятся материальные объекты, содержащие информацию, необходимую для решения экспертных задач - обследуемое лицо, материалы дела, вещественные доказательства.

Проведение СПФЭ в России основывается на принципах законности; соблюдения прав и свобод человека и гражданина; независимости эксперта; объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники. СПФЭ осуществляется с соблюдением принципов гласности и добровольности, которые выражаются в заблаговременном уведомлении лица, в отношении которого назначена экспертиза, о целях, сроках и порядке ее проведения, предусматривающем, в частности, получение от обследуемого лица письменного заявления о согласии (несогласии) на участие в проведении исследования.
СПФЭ не проводится:
в отношении лиц моложе 14 лет (обследование лица старше 14 лет, но не достигшего 18-летнего возраста, проводится только при наличии письменного согласия законного представителя этого лица; при проведении экспертизы в отношении несовершеннолетнего, не достигшего возраста 16 лет, участие педагога или психолога обязательно);
при физическом или психическом истощении обследуемого;
при наличии у обследуемого лица психического заболевания или расстройства, а также в случае обострения заболевания, связанного с нарушением сердечно-сосудистой или дыхательной деятельности;
регулярного употребления лицом наркотических средств или сильнодействующих лекарственных препаратов;
нахождения обследуемого в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;
наличия данных о беременности;
в целях прогнозирования действий обследуемого лица или его намерений, не подкрепленных конкретными действиями;
в случае, если полиграфолог находится в служебной или иной зависимости от обследуемого лица, а также при наличии иных обстоятельств, дающих основание полагать, что полиграфолог лично, прямо или косвенно, заинтересован в не-объективном исходе СПФЭ.

Последовательность действий эксперта-полиграфолога по стадиям может быть описана так:

Подготовка к производству СПФЭ предполагает конкретизацию целей и задач исследования; ознакомление с материалами, предоставленными в распоряжение эксперта, при необходимости – получение дополнительных материалов от органа или лица, назначившего экспертизу; выбор материала для подготовки тестов; формулирование вопросов тестов с учетом социально-культурного уровня, а также особенностей лексики обследуемого лица; решение организационных вопросов, касающихся времени, места, технических условий проведения СПФЭ.
Стадия производства исследования объединяет несколько этапов – предтестовую беседу с обследуемым лицом, тестирование на полиграфе, послетестовую беседу, в ходе которой, по усмотрению полиграфолога, помимо обсуждения организационно-процессуальных вопросов, могут быть затронуты вопросы по теме исследования. При проведении исследования целесообразно осуществление видеозаписи в установленном действующим законодательством порядке.
В процессе анализа и оценки данных, полученных в ходе производства исследования, изучается фоновый уровень динамики физиологических показателей; выявляются артефакты и признаки противодействия со стороны обследуемого лица; устанавливается наличие/отсутствие психофизиологических реакций на предъявленные стимулы, включая связанные с событием, послужившим поводом для проведения экспертизы; сравниваются психофизиологические реакции обследуемого на различные предъявленные стимулы; выделяется совокупность стимулов, значимых для обследуемого лица; устанавливается причинно-следственная связь выявленных реакций на значимые стимулы с диагностируемыми образами, отражающими событие, послужившее поводом для проведения СПФЭ; определяется степень информированности обследуемого лица о событии (его деталях).
В компетенцию полиграфолога входит формулирование вывода о степени информированности обследуемого лица о событии или его деталях, обусловленной наличием (отсутствием) в памяти человека образов, сформировавшихся в связи со случившимся. Данный вывод по форме может быть категорическим, однозначным, безусловным, поскольку его правильное истолкование без использования специальных знаний в области полиграфологии затруднительно, полиграфолог также должен вынести суждение об обстоятельствах получения обследуемым лицом информации о событии, послужившем поводом для проведения СПФЭ. При этом вывод полиграфолога может быть либо категорическим условным, либо вероятным, поскольку число возможных вариантов расследуемого события не является конечным, а данные, содержащиеся в материалах дела, используемые при проведении исследования, преимущественно нельзя считать доказанными, вывод об обстоятельствах формирования в памяти человека образов, связанных с событием, послужившим поводом для проведения экспертизы, следует давать в вероятной форме. При наличии достаточных данных может быть сформулирован категорический вывод о существовании (отсутствии) причинной связи между идеальными следами и обстоятельствами, повлекшими их образование, который в любом случае является условным и должен включать ссылку на то, что сделан он с учетом данных, содержащихся в материалах дела, либо сообщенных полиграфологу обследуемым лицом.
Формулирование вывода о существовании события либо отдельных обстоятельств преступления в компетенцию полиграфолога не входит, так как в соответствии со ст.74 УПК РФ заключение эксперта – это источник сведений, на основе которых наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, устанавливают суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ.
5. На основании проведенных исследований с учетом их результатов полиграфолог от своего имени дает письменное заключение – заключение эксперта и подписывает его. В заключении должны быть указаны: дата, время, место проведения СПФЭ; основания проведения экспертизы; сведения об органе или лице, ее назначившем; сведения о полиграфологе; вопросы, поставленные на его разрешение; материалы, предоставленные полиграфологу для проведения СПФЭ; фамилия, имя, отчество и год рождения обследованного лица; сведения об иных лицах, присутствовавших при проведении СПФЭ; использовавшиеся в ходе исследования технические средства и методики; содержание тестов; ход и результаты СПФЭ; обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам. В заключении отмечается факт получения письменного согласия обследованного на участие в проведении СПФЭ.

Если при проведении СПФЭ полиграфолог установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении.

Материалы, иллюстрирующие заключение полиграфолога или комиссии полиграфологов, а также документы, фиксирующие ход, условия и результаты проведения СПФЭ, приобщаются к заключению.

В случае проведения СПФЭ комиссией экспертов по результатам исследований полиграфологами составляется единое заключение, если их мнения совпадают. При возникновении разногласий каждый из полиграфологов, участвовавших в проведении исследований, дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласие.

Так как правила проверки и оценки доказательств, закрепленные действующим законодательством, не позволяют придавать информации, полученной из какого бы то ни было источника, приоритетное значение, процессуальная оценка заключения эксперта-полиграфолога является прерогативой уполномоченного на то лица – дознавателя, следователя, прокурора или суда.

 

 

 

 

 

 

 

Примерный образец заключения эксперта-полиграфолога:

 

ЦЕНТР независимой КОМПЛЕКСHОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

И СЕРТИФИКАЦИИ СИСТЕМ И ТЕХHОЛОГИЙ

 

г. Москва, ул. Малая Грузинская, д. 39 тел/факс 411-99-12

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА № _______

 

Составлено июня 2007 года

 

Психофизиологическая экспертиза назначена судьей _____ согласно постановлению от ____ июня 2007 года по уголовному делу по обвинению гр. Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Производство экспертизы было поручено эксперту АНО «ЦНКЭС» Комиссаровой Я. В., имеющей высшее юридическое образование, кандидату юридических наук; аттестованной в России и Украине на право самостоятельного производства трасологической и товароведческой экспертизы; имеющей квалификацию эксперта с правом производства экспертиз по специальности «Специальные психофизиологические исследования с применением полиграфа» (св-во № 51 выдано 09.06.1998 г. в/ч 34435 – Институтом криминалистики ФСБ РФ), прошедшей в период с
07 августа по 24 ноября 2006 года профессиональную переподготовку в ГОУ ВПО «Московская государственная юридическая академия» по программе «Проведение психофизиологического исследования с использованием полиграфа» (диплом, удостоверяющий право на ведение профессиональной деятельности в сфере проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа, ПП № 581598); общий стаж работы в качестве государственного судебного эксперта свыше 13 лет, в качестве полиграфолога – свыше девяти лет.

Генеральным директором АНО «ЦНКЭС» В. А. Сырцовым эксперту были разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ; эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ.

На разрешение эксперта были поставлены вопросы:

  1. Выявляются ли в ходе психофизиологического исследования с использованием полиграфа у Н. реакции, свидетельствующие о том, что он располагает информацией о деталях произошедшего ____ августа 2006 года?

  2. Вследствие отражения каких обстоятельств могла быть получена Н. эта информация и могла ли она быть получена в момент совершения преступления?

В распоряжение эксперта были предоставлены материалы уголовного дела в двух томах.

 

ИССЛЕДОВАНИЕ:

Психофизиологическое исследование (далее по тексту – ПФИ) в отношении Н., 1959 г.р., проводилось ____ июня 2007 года в помещении.
ПФИ в отношении Н. проводилось в соответствии с методическими рекомендациями по проведению в АНО «ЦНКЭС» психофизиологического исследованияс использованием полиграфа, утвержденными 11 ноября 2005 г.
В соответствии со ст. 28 и 35 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» Н. был разъяснен порядок проведения исследования и тот факт, что ПФИ возможно только в случае его добровольного согласия на участие в исследовании. Н. ознакомился с предоставляемыми ему правомочиями и дал письменное согласие на проведение ПФИ. По окончании ПФИ он в письменной форме подтвердил, что требования ч. 1, 2 ст. 31 и ч. 1 ст. 35 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в ходе ПФИ нарушены не были. Заявления прилагаются к настоящему заключению.
При проведении ПФИ присутствовали: защитник подсудимого, сержант милиции П. и сержант милиции А.
В ходе ПФИ велась видеозапись. Две мини-видеокассеты с видеозаписью ПФИ в упаковке, опечатанной печатью АНО «ЦНКЭС», прилагаются к заключению.
До начала тестирования на полиграфе с Н. была проведена беседа в целях выяснения отдельных фактов биографии; получения общих сведений о состоянии здоровья подэкспертного; уточнения ранее данных им показаний (опросный лист прилагается к заключению). Информация, полученная в ходе предтестовой беседы, использовалась для корректировки индивидуальной программы исследования.
Тестирование на полиграфе, являющееся самостоятельным этапом ПФИ, проводилось с использованием компьютерного полиграфа модели «Барьер-14». При этом отслеживалась динамика психофизиологических реакций обследуемого лица в ответ на предъявляемые (вопросы) стимулы за счет перевода физиологических показателей активности дыхательной, сердечно-сосудистой системы, электрической активности кожи и др. в электрические сигналы, преобразуемые в физические величины, отображаемые в виде графиков, в совокупности образующих полиграмму. По окончании тестирования Н. полиграмма подэкспертного была сохранена на магнитный носитель – компакт-диск, помещенный в бумажную упаковку, снабженную пояснительной надписью, заверенной подписями эксперта и подэкспертного. Упаковка с диском прилагается к настоящему заключению.
В ходе тестирования на полиграфе участнику ПФИ были предъявлены два установочных и пять проверочных тестов (см. Приложение 1 к заключению).

Установочный тест № 1 был направлен на выявление индивидуальных психофизиологических реакций подэкспертного, возникающих при предъявлении ему заведомо значимых стимулов. При предъявлении теста № 1 подэкспертному было дано указание отвечать «нет» на вопрос, как его зовут, в качестве вариантов ответа на который предлагался перечень мужских имен, включающий и собственное имя подэкспертного. При предъявлении (по ходу тестирования) установочного теста № 2, ориентированного на проверку адекватности реагирования подэкспертного на предъявляемые стимулы, реакции подэкспертного при ответе на контрольный вопрос: «В юности Вы желали чьей-либо смерти?», сравнивались с реакциями при ответах на прочие, нейтральные вопросы. Результаты тестирования в обоих случаях показали, что у подэкспертного регистрируемые психофизиологические реакции достоверно отражают степень значимости предъявляемых стимулов.

В целях ответа на вопросы, поставленные на разрешение эксперта, было подготовлено пять проверочных тестов: четыре – по методике контрольных вопросов (тесты № 3, 4, 6, 7) и один - по методике выявления скрываемой информации (тест № 5). Тесты были ориентированы на проверку ранее данных Н. показаний.

Тесты, предъявленные подэкспертному, содержали вопросы нейтрального, контрольного и проверочного характера. Нейтральные вопросы служили для оценки уровня психофизиологического реагирования. Контрольные вопросы носили вспомогательный характер и использовались при сравнительной оценке вызываемых ими реакций с реакциями на проверочные вопросы, ориентированные на решение задач ПФИ. Тесты предварительно обсуждались с подэкспертным до полного понимания им смысла задаваемых вопросов. По указанию эксперта, на каждый из вопросов Н. следовало отвечать однозначно «да»/»нет». При затруднениях в даче однозначного ответа формулировка вопросов корректировалась. Подэкспертному было разъяснено, что вопросы, с которыми он предварительно не был ознакомлен, задаваться не будут. В целях обеспечения объективного отражения значимости смыслового содержания задаваемых вопросов, каждый тест предъявлялся подэкспертному не менее двух раз.

Зарегистрированные в ходе ПФИ данные подвергались экспертной оценке.

При предъявлении проверочного теста № 3 (составленного по методике контрольных вопросов) психофизиологические реакции с большей степенью выраженности были выявлены при ответах подэкспертного на контрольные вопросы по сравнению с реакциями при ответах «нет» на проверочные вопросы: «Вы точно знаете, кто именно убил Д.?» и «Вам известно, где сейчас находится тот, кто наносил Д. удары ножом?», что согласуется с ранее данными Н. показаниями.

Далее подэкспертному был предъявлен проверочный тест
№ 4 – так называемый «позитивный контрольный тест» (составленный по методике контрольных вопросов), суть которого заключается в том, что подэкспертный, по указанию полиграфолога, на один и тот же проверочный вопрос должен ответить два раза подряд – сначала «ложно», потом – «правдиво».

До предъявления теста № 4 вышеописанный порядок ответов на вопросы теста был разъяснен Н., после чего подэкспертный сообщил, что на проверочные вопросы: «В тот вечер удары ножом Д. наносили Вы» и «В тот вечер Вы перетаскивали тело Д.» он будет отвечать ложно – «да», правдиво – «нет». В ходе предъявления теста было установлено, что психофизиологические реакции при ответах подэкспертного на проверочные вопросы при указании эксперта отвечать ложно имеют большую степень выраженности по сравнению с реакциями при ответах на те же проверочные вопросы при указании эксперта отвечать правдиво, что согласуется с ранее данными подэкспертным показаниями.

При предъявлении теста № 5 (составленного по методике выявления скрываемой информации) подэкспертному задавался один проверочный вопрос, в качестве ответа на который предлагались различные варианты. До предъявления теста подэкспертный пояснил, что в первый раз увидел тело З. на полу, когда вышел из большой комнаты, при этом сын З. был в квартире (стоял у двери в коридоре), в связи с чем подэкспертный при предъявлении теста отвечал, с его слов правдиво, на проверочный вопрос в формулировках №№ 2 и 4 утвердительно «да», а в формулировках 0,1,3,5 - отрицательно «нет». В ходе предъявления теста были выявлены сопоставимые по степени выраженности психофизиологические реакции при ответах подэкспертного на проверочный вопрос во всех предложенных формулировках, что согласуется с ранее сообщенной Н. по данному факту информацией.

При предъявлении проверочного теста № 6, составленного по методике контрольных вопросов, были выявлены сопоставимые по степени выраженности психофизиологические реакции при ответах подэкспертного на контрольные вопросы и проверочный вопрос «Ваши показания относительно своих действий в тот вечер правдивы?», что не противоречит ранее сообщенной Н. информации.

Последним подэкспертному был предъявлен «позитивный контрольный тест» (составленный по методике контрольных вопросов) – тест № 7, ориентированный на проверку обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, выявленных экспертом при изучении материалов дела в порядке экспертной инициативы, на что эксперт имеет право в соответствии со ст. 204 УПК РФ указать в своем заключении.

При изучении протокола осмотра места происшествия (том 1, л. д. 10-25) и заключения эксперта по результатам судебно-медицинской экспертизы (том 1, л. д. 36-45) эксперт, имея квалификацию эксперта-трасолога, присвоенную решением экспертно-квалификационной комиссии Центральной Воронежской НИЛСЭ МЮ РСФСР от 02.12.1991 года с правом самостоятельного производства экспертиз по специальности 6.1 «Исследование следов человека», продленным решением ЭКК ГУ Воронежского регионального центра судебной экспертизы МЮ РФ от 27.03.2003 года, являющийся по должности доцентом кафедры криминалистики Московской государственной юридической академии, выявил нижеследующее.

Тело З. на момент осмотра места происшествия располагается таким образом, что занимает почти всю площадь коридора, ведущего в кухню. Локализация множественных ножевых ранений на теле З. (на передней поверхности груди слева и на спине слева) предполагает нахождение нападавшего в непосредственной близости от потерпевшего, а также их взаимное перемещение в период нанесения ножевых ранений потерпевшему, что с высокой степенью достоверности свидетельствует о невозможности борьбы двух лиц непосредственно в коридоре (независимо от ее продолжительности и степени интенсивности), учитывая его малую площадь. Положение ног и рук трупа характерно для манипуляций с телом, которые могли быть связаны, в частности, с перемещением тела – переносом, перетаскиванием за ноги и/или руки. Данное обстоятельство, а также факт наличия множественных ссадин на задней поверхности рук, притом что на фотоиллюстрации, приложенной к протоколу осмотра места происшествия (см. изображение № 4), просматривается металлический порожек на полу в нижней части дверного проема, позволяет предположить, что тело З. перемещали, а именно перетаскивали за ноги из комнаты в кухню.

В связи с вышеизложенным при обсуждении вопросов теста № 7 Н. были заданы проверочные вопросы: «В тот вечер Вы тащили тело З. за ноги в кухню?» и «В тот вечер Вы тащили тело З. за руки из кухни?», отвечая на которые, он пояснил, что ложным будет его ответ – «да», а правдивым – ответ «нет». В ходе предъявления теста было установлено, что психофизиологические реакции при ответах подэкспертного на проверочные вопросы при указании эксперта отвечать ложно имеют большую степень выраженности по сравнению с реакциями при ответах на те же проверочные вопросы при указании эксперта отвечать правдиво, что согласуется с ранее данными подэкспертным показаниями.

Таким образом в ходе ПФИ не было выявлено устойчивых выраженных психофизиологических реакций, свидетельствующих о том, что подэкспертный располагает информацией о деталях произошедшего ___ августа 2006 года, наличие которых могло бы быть обусловлено совершением Н. убийства З.

На основании комплексной оценки полученных результатов (судя по характеру, степени выраженности и соотношению психофизиологических реакций на вопросы тестов, предъявленных подэкспертному) эксперт приходит к выводу, что психофизиологические реакции подэкспертного на проверочные вопросы тестов отражают сообщенную Н. информацию о том, что он __ августа 2006 года ножевые ранения З. не наносил.

 

Выводы

1, 2. В ходе ПФИ не было выявлено устойчивых выраженных психофизиологических реакций, свидетельствующих о том, что подэкспертный располагает информацией о деталях произошедшего __ августа 2006 года, наличие которых могло бы быть обусловлено совершением Н. убийства З.

Психофизиологические реакции подэкспертного на проверочные вопросы тестов отражают сообщенную Н. информацию о том, что он ___ августа 2006 года ножевые ранения З. не наносил.

Эксперт ___________________________________ (подпись)

 

 

Приложение

 

  1. Распечатка вопросов тестов № 1-7 на двух листах.
  2. Заявление гр. Н. о добровольном согласии на участие в проведении экспертизы; заявление гр. Н. об отсутствиипретензий в связи с производством в отношении него экспертизы на 2 листах.
  3. Опросный лист.
  4. Упаковка с компакт-диском, снабженным пояснительной надписью: «Материалы ПФИ в отношении Н. Эксперт: две подписи. Подэкспертный: две подписи».
  5. Две мини-видеокассеты с видеозаписью ПФИ в упаковке, опечатанной печатью АНО «ЦНКЭС», снабженной пояснительной надписью: «Две видеокассеты с видеозаписью ПФИ в отношении Н., проведенного_________ 07 г.».