Психофизиологическая диагностика как инструментальный метод работы с идеальными следами

 

Д. В. Кунин

специалист-полиграфолог ГУВД по Волгоградской области,

кандидат юридических наук

 

Раскрытие преступления, успех расследования во многом зависят от того, насколько полно удалось выявить, закрепить и эффективно исследовать следы, отражающие различные обстоятельства совершённого преступления. Отражение – всеобщее свойство материи. Любая деятельность, в том числе и преступная, отражается. Отражение, как воспроизведение, фиксирование того, что принадлежит отражаемому предмету, существует в следующих формах:
1) в неживой природе;
2) в живой природе.
В криминалистике результат отражения называют следом, т. е. «любые изменения обстановки или конкретного материального объекта, связанные с преступлением»1. При расследовании преступлений выявление и исследование следов всегда занимали центральное место, поскольку последние «являлись и являются основным источником доказательственной информации»2.
Как известно, одним из основных методов установления фактических данных в уголовном судопроизводстве является криминалистическая идентификация, которая заключается в установлении тождества путём взаимного сопоставления объекта и его отражений. В качестве последних выступают различные следы, части объектов, документы, запечатлённые в памяти мысленные образы.
В развитии общенаучного подхода в криминалистике различаются две формы отражения: материально фиксированная и идеальная. Первая связана с запечатлением признаков в виде материальных следов и изменений, например, следы рук, ног, оружия, орудий взлома и т. п.
Идеальными следами преступлений в криминалистике являются «образы, отображённые в сознании человека и хранящиеся в его памяти»3, которые (как и материальные следы) отражают механизм совершения преступления4. Например, если взять обстоятельство совершения кражи и построить цепочку: событие преступления – потерпевший – свидетель – невиновное лицо – причастный (подозреваемый, обвиняемый), то информация, которой станут располагать в данном эпизоде каждый из указанных лиц, будет носить различный характер. В этом случае идеальные следы отображают:
а) у потерпевшего – либо момент непосредственного совершения деяния, либо уже наступившие последствия (украли золотые часы);
б) у свидетеля – отдельные обстоятельства преступления (свидетель видел, что неизвестный человек в чёрной куртке долго стоял около дверей соседей);
в) у невиновного – либо отсутствие обстоятельства преступления, либо наличие тех, которые стали ему известны из СМИ, от соседей и т. д.;
г) у причастного – все обстоятельства совершённого преступления (где, когда, что украли, каким способом проникли в квартиру потерпевшего, сколько человек участвовало в краже и т. д.).
Таким образом, идеальные следы выступают в качестве «отпечатков» события преступления, запечатлённых в памяти каждого из участников данного происшествия5. Другими словами, идеальные следы – это субъективные образы, формируемые в психике человека в результате отражения преступления (в целом либо его отдельных элементов) и хранящиеся в его памяти.
Память – это способность к воспроизведению прошлого опыта, одно из основных свойств нервной системы, выражающееся в способности длительно хранить информацию о событиях внешнего мира и реакциях организма и многократно вводить её в сферу сознания и поведения6.
Память связана с такими изменениями в нервной системе, которые сохраняются в течение некоторого времени и существенным образом влияют на дальнейшее поведение живого организма. Комплекс таких структурно-функциональных изменений связан с процессом образования энграмм (термин, предложенный зоологом Дж. Янгом в 50-х гг. ХХ в.) – следов, оставляемых в памяти человека каким-либо событием7.
Сформированные и запечатлённые в памяти идеальные следы при воздействии определённого раздражителя или информации (например, стимула, напоминания о каком-то значимом для человека событии из прошлого) оказывают влияние на нервную систему и психические процессы, протекающие в организме человека, что влечёт за собой возникновение психофизиологических изменений (реакций) в его организме: меняется функционирование систем дыхания и кровообращения как во взаимосвязанных и взаимозависимых компонентах жизнедеятельности живого организма. С точки зрения психологии, здесь речь идёт об эмоциональных ответах (реакциях) в организме на воздействия (стимулы) внешней среды.
С позиции психофизиологии данный аспект характеризуется как «психофизиологический феномен», который заключается в том, что «внешний стимул (слово, предмет, фотография и т. п.), несущий человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, запечатленном в его памяти, устойчиво вызывает физиологическую реакцию, превышающую реакции на родственные (однородные) стимулы, предъявляемые в тех же условиях, но не связанные с упомянутым событием и не несущие человеку ситуационно значимой информации»8.
Преступление как любой иной акт поведения не может быть рассмотрено, оторвано и изолированно от человеческой психики, от особенностей интеллектуальной, эмоциональной, волевой сферы данного человека. Следователям и судьям хорошо известно, что воспоминания о совершенном преступлении длительное время сохраняются в памяти виновного лица. Поэтому эмоционально состояние, которое он пережил, можно воспроизвести произнося слова-раздражители, предъявляя объекты, связанные с преступлением, либо демонстрируя их изображения. У непричастного лица эти раздражители особых эмоций не вызывают9.
Разрабатывая эту тему, выдающийся отечественный психолог А. Р. Лурия ещё в 20-х гг. прошлого века писал, что эмоции связаны не только с самим преступлением, но и с его отдельными деталями, которые оказываются резко эмоционально окрашенными для преступника и практически не касаются заподозренного ошибочно. Важно и то, что преступник стремится скрыть не только свое участие в преступлении, но и связанные с ним переживания. Совокупность образов, связанных с преступлением, породившими сильное эмоциональное переживание, образует в памяти прочный комплекс. Активация одного из элементов этого комплекса автоматически воссоздает в сознании все его элементы10.
Таким образом, эмоциональная и психофизиологическая сферы человека тесно взаимосвязаны со всеми сторонами его деятельности, не исключая и преступных действий у правонарушителей.
А. Р. Лурия сформулировал генеральный принцип психофизиологических методов выявления у человека скрываемой информации, сделав вывод о том, что «единственная возможность изучить механику внутренних «скрытых» процессов сводится к тому, чтобы соединить эти скрытые процессы с каким-либо одновременно протекающим рядом доступных для непосредственного наблюдения процессов поведения, в которых внутренние закономерности и соотношения находили бы своё отражение»; «изучая эти внешние, доступные отражению корреляты, мы имели бы возможность тем самым изучать недоступные нам непосредственно «внутренние» соотношения и механизмы»11.
На современном этапе развития общества таким прибором, позволяющим установить точную зависимость параметров функционирования организма от эмоциональных состояний с фиксацией одновременно протекающих психофизиологических реакций организма человека является полиграф.
Полиграф (от поли... и ...граф), многоканальный осцил-лограф, позволяющий одновременно записывать (регистрировать) показания нескольких физиологических функций организма (например, дыхание, кровяное давление, биотоки мозга и мышц, двигательные реакции и т. д.)12.
Исследования на полиграфе называются психофизиологической диагностикой. Диагностика (от греч. diagnostikós – способный распознавать) – процесс распознавания; установление диагноза; наука о методах установления диагноза (мед)13. В науке криминалистики под диагностикой понимается «процесс познания, решения криминалистической задачи с использованием в этих целях различных методов … для установления механизма преступного события в целом или отдельных его элементов»14.
В ходе психофизиологического исследования диагностируется содержание памяти – наличие в ней следов – информации, интересующей следствие, но сделать это возможно только опосредованно: путём определения степени изменения физиологических параметров организма, отражающей субъективную значимость введённого стимула.
Как указывает академик П. В. Симонов, основатель информационной теории эмоций, эффективность современных способов выявления эмоционально значимых объектов не вызывает сомнений, и они, подобно медицинской экспертизе и следственному эксперименту, могут рассматриваться в качестве вспомогательного приёма расследования, ускоряя его, содействуя тем самым решению главной задачи правосудия: исключению безнаказанности
правонарушений15.
Сущность метода психофизиологических исследований с использованием полиграфа состоит в объективной регистрации изменений физиологических показателей (отклика) организма опрашиваемого, возникающих в результате эмоционального возбуждения, в основе которого, в конечном счете, лежит информация о совершенном преступлении, имеющаяся у обследуемого субъекта16.В ходе психофизиологической диагностики «осуществляется исследование следов событий, хранящихся в памяти человека»17.
Основным концептуальным положением здесь является тот факт, что предъявление субъективно значимой информации об обстоятельствах преступления виновному лицу найдет свое отражение в физиологических реакциях, которые будут регистрироваться в ходе опроса. Реакции будут тем выраженнее, чем, с одной стороны, выясняемая информация будет более значима для субъекта, а с другой стороны, чем больше будут попытки скрыть эту реакцию. Физиологические же реакции лица, не виновного в совершении преступления, будут иметь относительно однородную выраженность, и в них будут отсутствовать специфические реакции на конкретные детали, раскрывающие информацию о расследуемом преступлении18.
Таким образом, подводя итог проведённому анализу, можно с уверенностью сказать о том, что между вызванными раздражителями (стимулами, вопросами о фактах – частных признаках события преступления) и реакцией организма человека на данные раздражители существует прямая причинно-следственная связь в виде отражения и фиксации параллельно протекающих и взаимосвязанных психофизиологических процессов жизнедеятельности человека. Данная связь обеспечивается путём проведения психофизиологической диагностики посредством наблюдения и анализа изменения физиологических параметров организма при его стимуляции в виде напоминания о событиях, имевших место в прошлом. Это даёт нам основание сделать вывод о том, что психофизиологическая диагностика в современной криминалистике в рамках определенного факта (совершённого преступления), является единственным инструментальным методом обнаружения и фиксации энграмм – идеальных следов, следов памяти человека.

1 Криминалистика: Учебник. Изд. 2-е доп. и перераб. / Под ред. А. А. Закатова, Б. П. Смагоринского – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2003. С. 52.

2 Криминалистика: Учебник. / Отв. Ред. Н. П. Яблоков. Изд. 2-е доп. и перераб. – М.: Юристъ, 2001. С. 210.

 

3 Криминалистика: Учебник для вузов МВД России. Т. 2. Техника, тактика, организация и методика расследования преступлений / Редкол.: Б. П. Смагоринский (отв. редактор), А. Ф. Волынский, А А. Закатов, А. Г. Филиппов. – Волгоград: ВСШ МВД России, 1994. С. 44.

4 Ищенко Е. П. Криминалистика: Краткий курс. – М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»: ИНФРА-М, 2003. С. 10, 42.

5 ХолодныйЮ. И.Опрос с использованием полиграфа и его естественно-научные основы. Вестник криминалистики / Отв. ред. А. Г. Филлипов. Вып. 2 (14). – М.: Спарк, 2005. С. 53.

6 Большая Советская Энциклопедия. Текст, иллюстрации. – М., 2003.

7 Данилова Н. Н.Психофизиология: Учебник для вузов. – M., 1998. С 102–105.

8 ХолодныйЮ. И.Указ. соч. С. 53.

 

 

9 Скрыпников А. И., Варламов В. А., Зубрилова И. С., Богданова Т. С. Указ. соч. С. 16.

10 Лурия А. Р. Психология в определении следов преступления // Научное слово. 1928. № 3. С. 79–104.

11 Лурия А. Р. Диагностика следов аффекта. Психология эмоций. Тексты. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С. 231.

 

 

12 Большая Советская Энциклопедия. Текст, иллюстрации. – М., 2003.

13 Там же.

14 Ищенко Е. П. Указ. соч. . 42.

15 Симонов П. В. Высшая нервная деятельность человека: Мотивационно-эмоциональные аспекты. – М.: Наука, 1975. С.130; Симонов П. В. О роли эмоций в приспособительном поведении живых систем // Вопросы психологии. 1965. № 4. С. 75–84.

 

16 Могутин Р.И., Субботина М. В. Указ. соч. С. 12.

17 ХолодныйЮ. И.Указ. соч. С. 53–54; Wariographia kryminalistyczna. Wydawnictwo Wyzszej Szkoly Policji, Szczytno, 1998; Krzyacin A. The Debate Over Polygraph in Poland // Polygraph. 2000. V. 29. N 3. P. 226–236.

 

18 Скрыпников А. И., Зубрилова И.С. Указ соч. С. 16–17.