Некоторые методологические аспекты при подготовке

и проведении психофизиологических экспертиз

 

И. Н. Николаева

ведущий специалист департамента

информационной и экономической безопасности

ОАО «Южная телекоммуникационная компания»,

подполковник милиции в отставке

 

Е. С. Краснокутская

специалист-полиграфолог

 

На современном этапе метод опросов граждан с использованием полиграфа занял достойное место в профессиональной деятельности как сотрудников силовых структур, так и частнопрактикующих специалистов.
Хотелось бы особо подчеркнуть практически новое направление в работе полиграфологов – проведение в ходе расследований и судебных разбирательств добровольных опросов граждан в форме экспертиз.
Этот вид тестирования начал проводиться в нашей стране с 2000 г. и первым государственным судебно-экспертным учреждением, где он был внедрен в практику, стала Саратовская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ.
С сентября 2003 г. психофизиологические экспертизы проводятся и сотрудниками ГУВД Краснодарского края.
Несмотря на то, что до настоящего времени нет единых требований к проведению данного вида работ, попытаемся сегодня сформулировать и предоставить вашему вниманию некоторые выводы, сделанные нашими специалистами после сравнительно небольшого опыта проведения таких тестирований.
По нашему мнению, первое требование, которое неукоснительно должно соблюдаться – это то, что проведение психофизиологической экспертизы может быть поручено только профессионально подготовленному специалисту, имеющему практический опыт работы по реальным преступлениям, а количество проведенных им опросов должно быть не менее 500. Прежде чем доверить проведение экспертизы специалисту важно проанализировать и проведенные им опросы, задать вопрос самому сотруднику: сможет ли он взять на себя ответственность вынести вердикт в отношении подозреваемого лица? Не все сотрудники с готовностью решаются на столь ответственный шаг.
При проведении психофизиологической экспертизы очень важен контакт специалиста и следователя, ведущего дело. При подготовке к тестированию специалисту должны быть предоставлены для изучения все имеющиеся материалы, оказано содействие в выезде на место преступления и предоставлена возможность беседы с оперативными сотрудниками, владеющими в полном объеме информацией по расследуемому делу. Правильно сформулированные вопросы, которые ставятся перед специалистом в постановлении о назначении экспертизы, мы также рекомендуем обязательно обсуждать со следователем. Вопрос должен быть коротким и не должен содержать множество подвопросов.
После того, как специалист в полном объеме овладел необходимой информацией, можно приступать к составлению тестового вопросника. Его наполняемость значительно отличается от вопросников при обычной работе специалиста по заданию оперативных подразделений в рамках раскрытия преступления или проверке информации. Он должен состоять только из тестов, отвечающих на конкретно поставленный следователем перед специалистом, проводящим психофизиологическую экспертизу, вопрос.
Вопросы тестов нами задаются в корректной непрямой форме, уточняющей осведомленность опрашиваемого о деталях расследуемого преступления, в которых отсутствует обвинительное содержание. Это позволяет нам поддерживать психоэмоциональное состояние опрашиваемого в оптимальном режиме в ходе всего тестирования, а также уменьшает риск получить отказ от его проведения после начала работы.
При подготовке тестов предъявляются жесткие требования к созданию однородной тестовой структуры, содержащей только единственный исследуемый признак.
Тестов, после проведения которых специалист сможет дать однозначный ответ на вопрос, поставленный перед специалистом следователем, не должно быть менее пяти.
В отличие от обычного опроса при проведении такого вида работы, как психофизиологическая экспертиза внутритестовая беседа с опрашиваемым лицом нами не ведется. Тесты предлагаются один за другим, а единственное, что обязательно спрашивает специалист после проведения каждого теста это: «Все варианты ответов в данном тесте Вам были понятны?» и при положительном ответе опрашиваемого переходит к озвучиванию вопроса следующего теста. Напоминаю, что в данном виде тестирования перед началом теста озвучивается и обсуждается только сам вопрос теста, варианты ответов предлагаются к восприятию опрашиваемого без обсуждения.
Послетестовая беседа в случае проведения психофизиологической экспертизы сводится только к выражению благодарности участнику экспертизы и подписанию документа о том, что в ходе проведения тестирования его права нарушены не были.
При написании заключения специалист обязан однозначно ответить на все поставленные перед ним вопросы.
Приведем пример экспертизе, проведенной декабре 2004 г., по постановлению старшего следователя следственного отдела УФСБ России по Краснодарскому краю.
Уголовное дело было возбуждено по факту незаконного провоза через таможенную границу Российской Федерации контейнера с радиационным источником Цезием-137 гр. Агазяном А. И. и Кирьяком А. И.
Для работы с гр. Кирьяком А. И. передо мной следователем было поставлено три вопроса:
1. Знал ли Кирьяк А. И., что контейнер, перевозимый Агозяном А. И. 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, содержит радиационный источник и какой именно?
2. Знал ли Кирьяк А. И., что контейнер, перевозимый Агозяном А. И. 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, хранился в Абхазии Республики Грузия?
3. Оговаривал ли заранее Кирьяк А. И. с Агозяном А. И. дату перемещения контейнера через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия?
При ответе на первый вопрос, поставленный следователем, было проведено семь тестов, вопросы которых звучали так:
  • «В каком году Вы узнали, что контейнер, перевозимый Агозяном А. И. 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, содержит радиационный источник?»
  • «Какая информация о перевезенном Агозяном контейнере 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия Вам была известна?»
  • «Когда Вы узнали о том, что контейнер, перевозимый Агозяном А. И. 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, содержит радиационный источник?»
  • «Каким образом Вам стало известно о том, что контейнер, перевозимый Агозяном А. И. 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, содержит радиационный источник?»
  • «Вы знали, какой именно радиационный источник содержится в контейнере?»
  • «Когда именно Вам стало известно, что контейнер, перевозимый Агозяном А. И. 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, содержит радиационный источник Цезий-137 техногенный?» (по годам)
  • «Когда именно Вам стало известно, что контейнер, перевозимый Агозяном А. И. 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, содержит радиационный источник Цезий-137 техногенный?» (относительно задержания обвиняемого).

 

При ответе на второй вопрос, поставленный передо мной следователем, было проведено восемь тестов.
«Знаете ли Вы, где хранился контейнер, перевозимый Агозяном 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, до его перевозки?»
«Когда Вам стало известно, что у Агозяна есть контейнер, который он хочет продать?»
«Какую информацию об этом контейнере Вам сообщил Агозян?»
«Какой информацией об этом контейнере Вы располагали 1 октября 2004 года?»
«Каким образом Вам стала известна информация о контейнере?»
«С какой целью Вы ездили в Абхазию в 2004 г.?»
«Что Агозян рассказал Вам о месте хранения контейнера?»
«Что Вы делали, чтобы убедиться в правдивости слов Агозяна?»
При ответе на третий вопрос, поставленный передо мной следователем, было проведено 11 тестов.
«С кем Вы обговаривали вопрос о дате перевозки контейнера с радиационным источником через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия?»
«Когда Агазян рассказал Вам о том, что на территории Абхазии есть контейнер, который можно реализовать, получив прибыль?» (по годам)
«Каким образом Вы узнали, что на территории Абхазии есть контейнер, который можно реализовать, получив прибыль?»
«Кто участвовал в обсуждении вопроса продажи контейнера?»
«Когда обговаривался вопрос перевозки контейнера на территорию России?» (по годам)
«Когда обговаривался вопрос перевозки контейнера на территорию России?» (по месяцам)
«Кто договаривался с покупателями о продаже контейнера?»
«Сколько раз делались попытки перевезти контейнер с радиационным источником через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия?»
«Кто обсуждал вопрос о дате перевозки контейнера?»
«Какие вопросы, касающиеся продажи и перевозки контейнера, Вы с кем-либо обсуждали?»
«Кто из Ваших знакомых принимал участие в обсуждении вопросов продажи и перевозки контейнера?»
После проведения исследования и анализа результатов были сделаны следующие выводы:
По вопросу № 1
Гр. Кирьяк А. И. знал, что контейнер, перевозимый Агозяном А. И. 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, содержит радиационный источник и им является именно Цезий-137.
По вопросу № 2
Гр. Кирьяк А. И. знал, что контейнер, перевозимый Агозяном А. И. 13.10.2004 г. через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия, хранился в Абхазии Республики Грузия.
По вопросу № 3
Гр. Кирьяк А. И. обговаривал с Агозяном А. И. дату перемещения контейнера через таможенный пост «Адлер» из Абхазии Республики Грузия заранее.
29 марта 2005 г. Адлерский районный суд г. Сочи признал виновными:
Агозяна А. И. по ч. 2 ст.188 и ч. 1 ст.220 УК РФ и назначил наказание в виде трех лет шести месяцев лишения свободы со штрафом в размере 10 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Кирьяка А. И. по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 188 УК РФ назначил наказание в виде трех лет трех месяцев лишения свободы со штрафом в размере 7 500 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Заключение психофизиологической судебной экспертизы было принято как доказательство наряду с заключениями химической и почерковедческой судебных экспертиз.
Хочется особо отметить, что на сегодняшний день к полиграфологам все чаще стали обращаться следователи в самом начале следствия по делу, и заключение экспертиз уже является основанием для прекращения уголовного преследования в отношении невиновных граждан.
Остается только выразить надежду на то, что это направление в деятельности профессионально подготовленных полиграфологов будет развиваться, а все, кто взял на себя ответственность вынести свое заключение о виновности либо невиновности человека будут работать честно.