Исторические аспекты «детекции лжи»

Из древнегреческой мифологии широко известна богиня Фемида, олицетворяющая правосудие и закон (рис. 1). Ее традиционно изображают в виде молодой женщины, корпус которой скрыт хитоном, с повязкой на глазах, опущенным мечом в правой руке и весами — в левой. Повязка на глазах Фемиды символизирует беспристрастие, так как суд ведется невзирая на лица. Меч — это символ возмездия, при этом он обоюдоострый, поскольку закон не только карает, но и предупреждает. Весы — древний символ меры и справедливости.

На весах правосудия взвешиваются добро и зло, поступки, совершенные смертными при жизни. Посмертная судьба людей зависела от того, какая чаша перевесит. Именно весы на протяжении целых тысячелетий служили своеобразным детектором лжи. С древнейших времен их принимали как приборы гарантированной высокой точности. Считалось, что они давали возможность объективно оценивать виновность или невиновность подозреваемого.

Но не только весы использовались в качестве детектора лжи. Иногда применялись мало объяснимые и даже комические способы (для простого обывателя, конечно, а не для испытуемого). Например, во время разбирательства у пигмеев специально обученный помощник шамана наносил удар по челюсти обвиняемого, после чего по количеству выбитых зубов судили о степени его виновности. Экстравагантный способ использовали полинезийские шаманы. Они готовили специальный коктейль из спермы подозреваемого (разогревали и смешивали с травами, грибами и т. д.), с помощью которого достигали экстатического состояния. Дух спермы выдавал шаману лжеца.

Но все-таки большинство методов достижения истины основывались на физиологических реакциях человека. Уже в глубокой древности люди подметили, что страх перед разоблачением и, соответственно, наказанием сопровождается определенными изменениями (доступными внешнему наблюдателю) динамики некоторых физиологических функций.

Разные народы в разные исторические эпохи пытались использовать эти наблюдения в целях детекции лжи. Многие исторические памятники свидетельствуют нам о фактах, когда внешние проявления физиологических изменений в организме человека, вследствие его эмоциональных переживаний, использовали для установления истины в уголовном судопроизводстве. Так, еще в V веке до н. э., в сборнике законов Древней Индии, названных именем мифического прародителя людей Ману, указывалось: «Внутреннее настроение людей надо узнавать по внешним признакам: по звукам [голоса], цвету [лица], движениям, глазам и жестам» (гл. VIII, ст. 25); «По выражению лица, по движениям, походке, жестам, речи, по изменению [выражения] глаз и лица улавливается сокровенная мысль» (гл. VIII, ст. 26).

Индийские комментарии к Законам Ману обращают внимание судьи на необходимость подмечать особенности поведения свидетеля, которые могли указывать о его лжесвидетельстве: «Те, которые переступают с одного места на другое, облизывают языком углы рта, лицо которых покрывается потом и меняется в цвете, которые отвечают медленно, голосом дрожащим и обрывающимся, шевелят губами и не отвечают ни голосом, ни взглядом и которые непроизвольно проявляют подобные изменения в деятельности духа, тела и голоса, те подозреваются в лживости жалобы или свидетельства».

В каноническом инквизиционном процессе также уделяли особое внимание определенным выражениям лица, жестам и другим внешним проявлениям эмоций допрашиваемого, а их описание обязательно вносилось в протокол допроса и имело доказательственное значение. Безграничное распространение при определении виновности подозреваемого в преступлении получили методы, называемые ордалии (от англосакс. ordâl, лат. ordalium — приговор, суд), а в средние века получившие название — «Суды Божьи» (лат. judicium Dei).

Те же древнеиндийские Законы Ману включали в себя клятвы и ордалии: «…следует заставить обвиняемого взять огонь, погрузиться в воду…» (гл. VIII, ст. 114); «…кого пылающий огонь не обжигает, кого вода не заставляет подняться вверх… должен считаться чистым в клятве» (гл. VIII, ст. 115). В Законе объясняется и смысл ордалии: «Злодеи думают: „Никто не видит нас“, — но их видят боги, а также их совесть (antarapurusa)» (гл. VIII, ст. 85).

Известно также высказывание папы Стефана (папы Римского Стефана I, 254–257): «На основании добровольного признания или на основании доказательств через посредство свидетелей нашему трибуналу дано право судить о преступлениях. Судить же скрытое и неизвестное надо предоставить тому, кто один знает сердца людей».

 

Владимир Князев, Георгий Варламов « Полиграф и его практическое применение» 2012 год